Нежданный пассажир. Внедрение.

— Энергетик! ЭНЕРГЕТИК!!!
Усиленный громкоговорителями баржи голос капитана разносился по судну, и меньше всего в нём было доброжелательности и спокойствия. Капитан Калеб изволил гневаться.
И было отчего! Баржа М4-21 успела преодолеть почти треть пути от Марса до Плутона, когда капитану вздумалось, на свою голову, запустить рутинную процедуру — проверку груза на соответствие данным компьютерного реестра. И вот тут-то и обнаружилось то, что вызвало вспышку гнева капитана. На борту присутствовали лишние 4 тонны груза.
Повод для злости был, и ещё какой. Это не жалкие 30-40 кило, которые всегда легко списать на неучтённый мусор, лишние вещи, случайно оказавшиеся на борту, да хоть на собранную по пути космическую пыль пополам с болтающимся по Солнечной системе техногенным мусором! Что уж скрывать — Калеб и сам иногда возил мелкую контрабанду. Но тут целых проклятых четыре тонны. А это значит — дополнительные траты топлива на разгон, на торможение… Казённого топлива — и это при жёстко регламентированных нормах на данный тип полёта! По возвращению команду ожидал внушительный штраф за перерасход, разумеется — никаких премиальных. Конечно, штраф будет поделен на всех, но капитана это не очень утешало.
И ещё надо было выяснить — что это за лишний груз. После прибытия, кроме всего прочего, команду ждало долгое и утомительное разбирательство, отчёты… Скорее всего, автоматика дока дала сбой, погрузив в трюмы баржи чужой груз, однако в таком случае давно пришло бы сообщение из порта…
Короче, мутная история. Надо собирать команду и идти в трюм — найти лишний контейнер, или контейнеры. Но сейчас Калеб хотел выяснить — на какую сумму штрафа конкретно они «попали», и для этого ему нужен был корабельный энергетик.
Тот ещё десять минут назад должен был явиться пред светлы капитановы очи, однако этого не произошло, и такое неповиновение взбесило Калеба ещё сильнее. Наверное, этот урод снова накачался той дряни, что двигателисты гонят из отходов регенератора атмосферы. Капитан махнул рукой на это вопиющее нарушение устава — всё равно в полёте на грузовой барже заняться больше нечем. Он и сам, бывало, прикладывался к стакану, правда, для этого у него была припасена бутылка ядрёного марсианского бренди, что делала винокурня Гастона на пятнадцатом минус-уровне улья Олимпус. Терранская выпивка была, увы, слишком дорога… а теперь достать её было почти невозможно. В Бездну бы наших бюрократов, и терранскую Корпорацию туда же!
Капитан выругался, на этот раз про себя. Придётся послать кого-то… нет, лучше самому найти этого пьяницу и дать ему хорошую взбучку. В прошлый раз его нашли в закутке вентиляции, сладко спящим в компании пустой бутыли дряни. Но Калеб не увольнял его, хотя и следовало бы — всё же Пайк был лучшим спецом по реакторам во всём каботажном флоте Марса, которого знал капитан. Ради этого можно было закрыть глаза на мелкие слабости. Но только не в этот раз!
Пнув напоследок толстый жгут кабелей, вившихся прямо по полу от капитанского пульта к дата-порту в переборке, Калеб собрался было подняться и отправиться на поиски блудного энергетика. И в этот момент раздалось шипение, с каким уходит в стену гермодверь тесноватой капитанской рубки.
— А-а, явился наконец! — голос Калеба был исполнен ехидства. Он крутнулся в кресле, собираясь смерить энергетика своим фирменным испепеляющим взглядом. Увиденное, правда, заставила капитана вскочить, заткнуться и зашарить по поясу в поисках табельного игломета.
Перед ним, скрестив руки на груди, спокойно стояла совершенно незнакомая личность — среднего роста брюнет в мятом компенсационном костюме. В списке экипажа он явно не значился.
— Ты еще что за хрен?… — Калеб наконец нашарил игломет и выдернул его из кобуры, направляя на незнакомца.

Поделиться в:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.