Сказка про скаута Жихариуса

На далекой имперской планете на границе Ока Ужаса стоял маленький гарнизон. А в гарнизоне том исправно несли службу братья-космодесантники Котус и Галлус, да скаут Жихариус.
Братья ходили в дозоры, жгли еретиков, истребляли мутантов, в-общем, служили во славу Терры и Императора. А скаут Жихариус помогал им, мотал на прогеноиды науку космодесантную. Ну и по хозяйству тоже хлопотал – гонял сервиторов, чтоб шевелились, пугал техножрецов неприличными символами из светодиодов на когитаторах, чтобы слуги Омниссии ревностнее чтили духи машин. Умный был Жихариус, в технодесантники собирался пойти.
И вот, бывало, накрывает сервитор на стол, а Жихариус стоит рядом да приговаривает:


— Вот это простая ложка – брата Котуса, эта – брата Галлуса, а эта вот, милостью Императора, моя, Жихариуса. Хороша ложечка, самому Магистру Ордена бы подошла – ручка из дуба терранского, точеная, с аквилою золоченой. Никому ее не отдам!
Падок был скаут по молодости на символику. Ну да и слава Трону.
Так и служили они вместе. не тужили
Строго-настрого наказывали десантники Жихариусу, уходя в патруль, задраивать врата гарнизона да настораживать сервиторов с лазпушками в сторожевых башнях. И не пускать на порог кого попало, а то не ровен час еретик или тварь Хаоса прокрадется!
Долго ли, коротко ли, но прознала как-то ведьма Фокса, псайкерша незарегистрированная, варпом развращенная и Хаосом одержимая, что уходят десантники в патруль, а скаут один остается, и решила пробраться в гарнизон, похитить Жихариуса и принести его на алтарь Темных Богов.
Утром рано Котус с Галлусом наказывают скауту:
— Ты, Жихариус, врата надежно задрай, с молитвой Императору и Омниссии, да сервиторов насторожить не забудь, и кого попало к вратам не подпускай!
И обычно Жихариус так и делал. Только однажды позабыл он как-то врата задраить и сервиторов насторожить – увлекся, запуская в закрытую вокс-сеть слуг Омниссии матерные частушки на бинарике.
И вот справил скаут все дела: сервиторов погонял, чтоб шевелились, Императору помолился, оружие и доспехи почистил. Стал братьев ждать, а сервитор ложки на столе раскладывал, а Жихариус стоит да приговаривает:
— Вот это простая ложка – брата Котуса, эта – брата Галлуса, а эта вот, милостью Императора, моя, Жихариуса. Хороша ложечка, самому Магистру Ордена бы подошла – ручка из дуба терранского, точеная, с аквилою золоченой. Никому ее не отдам!
А в это время откуда-то шаги послышались – топ-топ, топ-топ, цок-цок-цок! и запах гадостный раздался, Хаосом повеяло явственно. Испугался неопытный Жихариус колдовства варпового, дернулся неудачно, сломал шею сервитору да ложку свою с аквилой золоченою на пол смахнул. Да поднимать уже некогда – пусть лежит! До оружия не дотянуться – далеко. Забился тогда Жихариус под тумбу когитатора, благо без доспехов был, а когитатор здоровенный, со встроенным алтарем Омниссии, и стал беду пережидать, рассудив справедливо, что Императору он лучше послужит живым, чем принесенным в жертву Хаосу.
А Фокса-еретичка уже в келью зашла. Смотрит туда, сюда – нигде нет Жихариуса. Да только даровал ей Тзинч за верную службу хитрость великую. «Погоди же, — думает Фокса, — ты мне сам расскажешь, где спрятался, раб Трупа-на-Троне!». Подошла она к столу, отпихнула мертвого сервитора и стала ложки перебирать.
— Эта простая ложка – брата Котуса, эта простая ложка – Галлуса, а где же Жихариуса ложечка? А, вот она, под столом лежит, рядом с сервитором дохлым. Эта ложечка не простая, лучше всех. У неё ручка из терранского дуба, точеная, и аквила на ней золочёная — эту я, пожалуй, себе возьму. Оскверню ее колдовством Варпа и буду самоудовлетворяться ею во славу Темных Богов!
Услышал это Жихариус, прогневался, да во весь голос из-под когитатора:
— Ай, ай, ай, не бери её, отродье Варпа, моя эта ложка, я её тебе не отдам!
А Фоксе презренной только этого и надобно:
— Вон ты где спрятался, Жихариус!
Подбежала псайкерша к когитатору, запустила под нее щупальце, да и вытащила его наружу, опутав варп-колдовством.
Засунула его в мешок, закинула в жуткую машину свою, всю проросшую плотью варпа — да к себе в логово свое повезла. Домой прибежала, Хаосу помолилась да портал в варп активировала: собралась Жихариуса во власть Губительных Сил отдать. Взяла злодейка платформу специальную, подняла ее в воздух нечестивыми молитвами, и говорит Жихариусу:
— Садись, имперец.
А Жихариус был хоть скаут хоть и юный, и силами псайкерши околдванный, да удаленький. Он сразу смекнул, как можно колдунью обмануть.
Сел он на платформу, руки-ноги в стороны расставил — в портал не проходит, хоть и без доспехов. Фокса ему говорит:
— Ты не так сидишь, развернись.
Жихариус повернулся к порталу спиной, и снова руки-ноги расставил в стороны. И опять в портал не влезает!
— Да не так ты садишься! – снова наставляет его Фокса.
— А как надо-то? – спрашивает Жихариус.
— Я по-другому и не умею. Ты бы мне, отродье Хаоса, показала!
— Экий ты недогадливый, — говорит Фокса.
Смахнула щупальцем Жихариуса с платформу, сама на его место села. Клубочком свернулась, хвостиком прикрылась, щупальца и псевдоподии втянула, глазки на стебельках в слоты в черепе убрала. Только собралась спросить у Жихариуса, понял ли он, как надо садиться, да ни словечка вымолвить не успела
Жихариус взмолился Императору о даровании сил, преодолел колдовство парализующее, подхватил платформу да Фоксу в портал-то и засунул, и нечестивый алтарь Хаоса туда же швырнул, а сам скорее вон из логова колдуньи. В гарнизон со всех усиленных мышц припустил. Бежит, торопится.
А в гарнизоне Котус с Галлусом горюют, болтеры снаряжают, поисково-карательный поход готовят.
Пришли они с патруля, врата гарнизонные открыты настежь, сервиторы безмолвствуют, а в келье – ложки все раскиданы по полу, а Жихариуса-то и нет. Стали они на колени пред алтарем Императора, плачут, рыдают.
Котус керамитовой перчаткой слёзы утирает, Галлус в освященную ампулу подбирает:
— Вот эта ложка моя, эта Галлуса. А эта, резная, из дуба терранского, с аквилою золоченой, чья же теперь будет? Отомстим за брата Жихариуса!
Вдруг по лесенке — тук-тук-тук. А из-за двери голос скаута раздается:
— А эта, самая красивая ложка, моя. Никому её не отдам! Псайкерша-колдунья больше не придёт, я её в варп отправил!
Обрадовались космодесантники, подняли Жихариуса на руки и стали качать за храбрость и ловкость его. Вот радости–то было!

Котус с Галлусом да с Жихариусом и по сей день в том гарнизоне служат, всех верных Трону к себе в гости зовут.

Поделиться в:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.