Подготовка к прорыву

Эрик неспешно прогуливался среди стоек с разнообразным оружием и амуницией, не уставая удивляться фантазии человека в изобретении средств уничтожения себе подобных. Некоторые образцы стандартного вооружения войск Корпорации были ему знакомы, но отдельные модели решительно не опознавались, представляя собою продукцию оружейных фабрик Железного Кольца Марса.
Вот уже третий час он, Кэт и еще десяток подпольщиков гуляли по обширному складу-арсеналу, предоставленному в их распоряжение Директором Ван Стоммом. Прогулка имела вполне конкретную цель — подготовиться к броску через разветвленную сеть подземных (подмарсианских?) тоннелей, шахт и пещер, чтобы прорваться к одной из пирамид терраформеров, так сказать, с черного хода. Разумеется, все коммуникации под принадлежащими Корпорации сооружениями были надежно защищены автоматическими системами и охранными отрядами, но с Эриком в составе группы у марсианских диверсантов был шанс: его знания систем защиты вкупе с вычислительными мощностями Эрикова персонкома давали ненулевой шанс на успех.
Боец остановился у стеллажа с необычными образцами: три массивных ствола на одном прикладе. Судя по объемистому коробчатому магазину, наполненному короткими тупорылыми патронами, оружие кинетическое. Но три ствола-то зачем?…
Кэт заметила его недоумение и пояснила, продолжая копаться в ящике с пищевыми брикетами в поиске тех, что посвежее датой производства:
— Это «Сокрушитель», трехствольный дробовик. На Терре таких не делают, это чисто наше изобретение!
— И зачем такой монстр? — поинтересовался Эрик, взвешивая диковинное оружие в руке. «Сокрушитель» был массивен и громоздок, но, в тоже время, создавал впечатление серьёзной огневой мощи. — Такой штукой, наверное, можно боевого синтета в клочья!..
— Так и есть, — раздался позади звучный бас. Это Алек, один из бойцов группы, подошел к беседующим напарникам, услышав разговор об оружии. Эрик обернулся.
— Можно и синтета уложить, да, — продолжал Алек. — Но эти игрушки делались не для них. В самых глубоких тоннелях под поверхностью водятся твари. Яйцеголовые говорят, что они это… ахро… анархи…
— Анахронизмы, — тихонько подсказала девушка, подавив улыбку.
— Во! Именно. Реликтовое зверье, оставшееся с глубокой древности, когда здесь были условия поприятнее. Дескать, когда планета стала превращаться в мертвую пустыню, твари ушли в глубины и выжили. Их только «Сокрушителем» и уложишь… — воин любовно погладил строенный ствол. — Они вроде пауков, только здоровенные, почти с человека ростом. Восемь ходильных конечностей и четыре — боевых, на верхней паре — по три когтя, а на нижних — клешни. Жвалы — могут перекусить человека в экзоскелете. Туловище — в броне вроде хитиновой, только она держит выстрел в упор из стандартного армейского ружья или заряд лучемета. Станнеры их не берут, пробить панцирь можно армейским тяжелым пулеметом или вот этим парнем. Или плазмой сжечь заживо… если успеешь. Три усиленных урановых патрона делают в тварях дыру размером с голову! И неплохо справляются с броней синтетов, полисов или эсбэшников Корпорации, кстати…
Эрик представил себе описанное существо. Мда, симпатичная животинка, наверное… интересно, что они там жрут у себя в подземельях?
— Нам придется столкнуться с ними, как думаешь? — поинтересовался он. Алек задумчиво почесал бритый затылок.
— Все возможно. Я так понимаю, пойдем по самым глубоким выработкам, они выходят в древние пещеры. Может, и встретим тварей. Исследовательские команды зовут их «ракопауками», кстати, и стараются избегать встреч. Выживают далеко не все! Короче. Штук шесть «Сокрушителей» нам иметь надо, а лучше, чтоб он был у каждого. Тогда, если что, и отобьемся, с Единого помощью. Ракопауки охотятся группами по шесть-восемь тварей, если вынести, скажем, четверых одним залпом, остальные предпочтут сожрать трупы своих, чем охотиться на такую кусачую добычу.
Эрика мучил один вопрос, который он не преминул задать.
— Слушайте, народ. Я вот никогда не слышал о марсианской живности, а для вас это, кажется, обычное дело! Департамент ксенобиологии об этих ваших пауках-убийцах в курсе?
Кэт с Алеком переглянулись, мужчина хмыкнул и пробасил:
— А то! Просто это — тайна, которую не выносят за пределы планеты, в сетевых энциклопедиях про них статей нет. Официалы молчат — потому что не хотят раззадоривать браконьеров и прочих любителей экзотической живности, плюс монополия на исследования. А все остальные… Знаешь, эти гады жили в Единый знает каких условиях миллионы лет, и если выпустить их на Терру, они там сожрут всех. У нас это все понимают. Даже без этого вашего Контроля. Иногда твари выходят на поверхность, наверное, когда жрать внизу становится совсем нечего. Тогда вымирают целые шахтерские поселки, отлично защищенные и имеющие неплохой арсенал.Ничего не остается, пауки жрут любую органику… Такие дела, дружище Эрик. Мы не знаем, чем они там живут, но когда с голодухи лезут наверх — лучше не попадаться навстречу…
Алек повесил дробовик на спинные крепления разгрузочного жилета и принялся укладывать магазины в специальные карманы.
— Я участвовал в обороне поселка на тридцать втором горизонте от тварей. — продолжил он. — Тогда мы отбились, но гребаные тараканы-переростки утащили семерых бойцов. Из пятнадцати! Мне самому чуть не отхватили ногу, спас сунутый в жвалы паука вот такой ствол. Тварь не смогла его раскусить, но погнула сильно.
Он отошел, уйдя к стеллажу с гранатами.
— Горизонте? — Эрик вопросительно посмотрел на девушку.
Та пояснила.
— То же, что и минус-уровень. Один проходческий горизонт на Марсе — условный слой коры в 40 метров толщиной.
— Это же почти полтора километра вглубь, — быстро сосчитал Эрик.
— Ага. А верхняя граница охотничьих угодий ракопауков — 800 метров до поверхности. На тех, кто селится и работает в пещерах ниже, нападают часто, выше — никогда.
— Погоди, я не понял. Вы говорите, они прут наверх от бескормицы. Но Марс — бесплоден, на поверхности и в пещерах только лишайники, и то не везде!
Кэт усмехнулась:
— Верно. Они и не лезли, наверное, жрали там друг друга и прореживали таким образом популяцию. Только вот появились люди. Однажды давно шахтеры при глубинных работах вскрыли одно из их гнезд, так тварей и нашли. Никто из рабочих не выжил, но мы узнали о ракопауках. А они — о нас. Уроды распробовали человеческую кровь и стали охотиться. А когда людей стало больше, они начали… не знаю… набеги, рейды, как хочешь называй. Ученые думают, что это из-за периодического истощения их источников еды, что бы это ни было. А тут — чуть поднимись наверх, и к твоим услугам много мягкой, свежей органики, которая, правда, может иногда больно кусаться. Но их это не останавливает… люди вкуснее сородичей, а наше оружие для них — фактор естественного отбора. Вот так…
Девушка помрачнела.
— Ты их видела. — констатировал боец.
— Да, однажды, издалека.

Поделиться в:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.