Прибытие

Легкий толчок прошел сквозь металлические кости лайнера, оповестив пассажиров и команду о стыковке. Чуть позже те из людей, что были ближе к стыковочному шлюзу, услышали передавшийся по переборкам лязг — это могучие стыковочные захваты соединили лайнер и док Железного Кольца Марса в единое целое. Клапаны системы сброса выдохнули последнюю порцию радиоактивного пара, и ядро реактора перешло в режим минимальной нагрузки. Долгий рейс закончился.
Ожили динамики:
«Говорит капитан. Уважаемые пассажиры, мы только что прибыли в док-4 Седьмого терминала Железного Кольца. От лица компании и себя лично я благодарю Вас за выбор нашего рейса, и мы будем рады снова видеть вас на борту! Полет завершен, вы можете проследовать к стыковочной палубе для выхода в зону регистрации прибытия. Стюарды готовы оказать необходимую помощь. Всего вам доброго, и до новых встреч!»
Казенная речь в исполнении капитана Карлоффа звучала довольно искренне.
Эрик и Кэт не торопились, зная, что у выходных шлюзов в первые минуты будет столпотворение. Не спеша упаковав немногочисленные пожитки, они, наконец, направились к выходу.
Створки межпалубного лифта разошлись, и они оказались в выходном пассажирском коридоре. На полу и стенах мерцали серебристо-стальные стрелки с надписью «Выход», указывающие путь. Основная масса пассажиров уже покинула корабль, и в лифте с ними ехало всего трое — небольшого роста китаец и, по всей видимости, мать с дочкой, взявшие тур по достопримечательностям Красной планеты — об этом говорили характерные белые браслеты с гаптическим логотипом турфирмы.
Взяв Катерину под руку, Эрик чинно следовал к шлюзовой камере. Семья ушла вперед, а китаец семенил где-то позади, сосредоточенно уткнувшись в старомодный датапад. Внезапно их окликнули:
— Господин Нестеров! — раздался звонкий детский голос. — Подождите, господин Нестеров!
Эрик обернулся, Кэт тоже любопытно уставилась назад. Их догонял мальчишка в униформе корабельного стюарда. Оперативник узнал его — Леон, сын капитана корабля, по традиции начинающий службу «космика» с детства, с самых низов бортовой иерархии.
— Привет, Леон, — дружелюбно поприветствовал мальчика Эрик. — Чего тебе?
Догнав их наконец, паренек привычным жестом заправил выбившийся вихор под форменную фуражку и официальным тоном заявил:
— Господин Нестеров, уважаемый капитан просит вас принять небольшой подарок в благодарность за интересную игру и отлично проведенное время.
С этими словами юный стюард протянул мужчине небольшую шкатулку. Тот принял подарок, мимоходом отметив данные анализа компа — настоящее дерево, дорогая штучка, особенно на Марсе.
— Спасибо, Леон. — поблагодарил он мальчика. — Пожалуйста, передай уважаемому капитану Карлоффу, что его тактики много раз заставили меня изрядно понервничать, и очень приятно встретить такого искусного игрока. И я очень надеюсь, что нам еще доведется возможность сразиться снова!
Исполненный серьезности мальчишка кивнул.
— Господин Нестеров. Госпожа. — с этими словами он коротко поклонился и, сорвавшись с места, побежал назад к лифтам.
Эрик улыбнулся. Они с капитаном частенько перекидывались в шахматы — когда по бортовой сети, а когда и лично. Кэт смотрела на них как на оживших мастодонтов, шахматы на Терре давно уже не пользовалась популярностью, а на Марсе и подавно. Но капитан внезапно оказался большим любителем древней игры и крайне обрадовался, когда на его висящее на доске объявлений предложение сыграть партийку-другую кто-то наконец откликнулся. По счастью, Эрик тоже неплохо играл, и на этой почве мужчины сдружились.
— Интересно, что там? — поинтересовалась спутница, погладив шкатулку в руках мужчины. — Дорогая, похоже…
— Натуральное дерево, кажется. Посмотрим, когда обустроимся на месте. Слушай… — Эрика внезапно осенило. — Ее же нет в декларации, на выходе не отнимут?
— Нет. Смотри.
Кэт показала на затейливый вензель по боку деревянной коробочки.
— Герб дома Карлофф. Это как личная подпись капитана, там в нем вшит цифровой айди. Такие вещи досмотру и конфискации не подлежат — командиры лайнеров имеют право делать подарки пассажирам.
— Ого. А если это, допустим, контрабанда, которую я провожу по сговору с капитаном?
— Ну, все действия капитана логируются, и факт передачи презента зафиксирован в бортжурнале. И ему придется давать отчет об этом перед таможней.
— Ооо. Ну тогда я спокоен.
Так, перекидываясь фразами, они дошли до шлюза. Улыбчивый до приторности стюард помог им перенести вещи, и лифт унес «господина и госпожу Нестеровых», вместе с несколькими другими пассажирами, в зону регистрации прибытия.
Эрик во все глаза смотрел в обзорные окна лифта, пока тот нес их по прозрачной шахте к терминалу выхода. Панорама была захватывающая: вид на Железное кольцо, колоссальную конструкцию почти идеально круглой формы, висящую на орбите, поражал воображение. На пиктах оно выглядело совсем иначе… не таким монументальным и величественным. Крупнейшая орбитальная станция системы Сол! Плод нескольких десятилетий труда инженеров Терры и Марса, построенный еще до войны, перекроившей всю судьбу расы. Здесь были огромные жилые районы, научные лаборатории, промышленные комплексы, база Сил планетарной обороны… И база Сопротивления, разумеется (со слов Кэт). У Корпорации на Кольце не было особой власти, за исключением пяти отведенных терранцам под посольство секторов.
Эрик видел периодические вспышки на поверхности — работали мощные двигатели, постоянно корректировавшие положение огромной массы металла на орбите. Туда-сюда сновали разнокалиберные челноки; некоторые совсем близко, видимо, корабли снабжения и охраны дока. Мужчина с некоторым удивлением узнал в обводах одного модель «Дариус ЭнСента», марсианский паттерн боевого двухместного истребителя — вживую ему их видеть еще не доводилось. Безопасники порта несли свою службу.
Поверхность планеты была скрыта массой Кольца и пыльной бурей, ничего толкового с этой высоты разглядеть не удалось.
Лифт, тем временем, прибыл в зону выхода. Таможенные формальности они прошли легко: инспектор в серой униформе мельком проглядел декларацию и прогнал обоих через рамку-детектор. Тот, разумеется, высветил шкатулку. Таможенник моментально напрягся:
— Что это у вас? Будьте любезны.
Эрик послушно выпростал деревянную коробочку из кармана и показал инспектору.
— Это от капитана, — подала голос Кэт, — они с мужем нашли друг друга и всю дорогу резались в шахматы, и это от него утешительный приз. Потому что солнце мое постоянно проигрывало!
Обвинение в голосе звучал искренне и неподдельно. Во всяком случае, Эрик впечатлился. Инспектор, судя по всему, тоже.
— Дайте-ка… — марсианин провел над коробочкой сканером и глянул на наручный дисплей. — Хм. Действительно, подарок дома Карлофф. Поздравляю! Такой презент — высокая честь.
Боец кивнул в ответ.
— Да, уважаемый капитан оказался отличным игроком и приятным собеседником, и я крайне ценю его подарок. И не слушайте жену, не так уж и постоянно я проигрывал…
Тут ему пришлось сделать страшные глаза в ответ на скептическое «Ну-ну» спутницы. Катерина тут же изобразила из себя аллегорию невинности и послушания, и Эрик едва удержался, чтобы не рассмеяться от души.
Наблюдавший эту картину таможенник, понимающе улыбнувшись, вернул ему просканированный кубик.
— Все в порядке. Добро пожаловать на Железное кольцо! С правилами вы уже ознакомились на борту, если необходимо, стойка информатория в зале прибытия. Если желаете вызвать такси, взять кар напрокат, забронировать номер в гостинице или купить билет на поверхность, всем этим занимаются во многофункциональном центре там же, его тоже не пропустите. Приятного пребывания!
С этими словами инспектор потерял к ним интерес, и они, получив багаж, проследовали в зону прибытия.

Поделиться в:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.