Блэкаут

Эрику было нехорошо.
Ему не повезло — он нарвался на внеплановую полицейскую облаву в тот момент, когда почти уже выбрался из Трущоб. Полисы пришли не по его душу — скорее всего они появились, чтобы нейтрализовать очередную пиратскую точку доступа в сеть вириала. Иначе зачем бы им было тащить на обычную операцию такую мощную и дорогостоящую штуку, как дисраптор?
Это детище лабораторий «МедТех» посылало в пространство особые импульсы модулированного скрап-кода, нарушавшие работу тонко настроенной аугметики. Без специальной защиты обладатели компов под воздействием этих импульсов превращались в воющих и катающихся по земле от боли, обезумевших животных. А таких приходи — и бери голыми руками… Пиратские варианты имплантов такую защиту, как правило, имели редко — модификации прошивки, призванные «отвязать» чип от правительственных контрольных систем, лишали работоспособности встроенную защиту.
У Эрика такая защита была — его вшитая еще в учебке боевая модификация базового модуля изначально отвязана от «всевидящего ока». Фаервол сработал и на этот раз — иначе бы Эрик давно уже валялся на земле, подвывая от боли. Но он находился, видимо, слишком близко к источнику импульса — скорее всего, прямо под ним, пробираясь по лабиринтам старой канализации — и часть разрушительного сигнала всё-таки пробила все блоки.
И вот сейчас Эрик наблюдал дивной чистоты и резкости радужные всполохи в глазах — сошедшие с ума нано-цепи передавали на зрительную кору мозга хаотичные сигналы, «забивавшие» полезную информацию. Это вызывало приступы тошноты, справляться с которыми становилось всё сложнее даже тренированному организму. В висках засела тупая, ноющая боль, он ощущал жуткую слабость, Тонкая аугметика пошла вразнос, а вместе с ней — и организм. Ему срочно нужно было стабилизировать состояние, добраться до квартиры, где был набор нужной аппаратуры… но Эрик с трудом представлял, как это сделать. Мысли путались и прыгали ополоумевшими зайцами, и стоило больших усилий «отключиться» от порождённых импульсом дисраптора наводок, сосредоточиться на конкретной задаче.
Эрик прикрыл глаза и потряс головой. Скрытый под кожей комплекс «первой помощи» делал всё возможное, чтобы дать носителю время добраться до безопасного места. Зрение временно очистилось, и Эрик смог оглядеться.
Он стоял, оперевшись на холодную, покрытую листами шероховатого пластика, стену дешёвой стоянки, куда пришёл несколько минут назад, выбравшись из канализационной системы в заброшенное техническое помещение — старую генераторную, оставленную за ненадобностью. Тут его ждал комплект «цивильной» одежды и — самое главное — инфокристалл с иденти-файлом. Морщась от прокатывающихся по нервной системе волн «кипятка», Эрик переоделся и скормил кристалл своему персонкому — просто сжав его большим и средним пальцами. От тепла тела активировалась нано-машинерия инфокристалла, перекачав информацию в иденти-чип Эрика, установив все нужные сертификаты и сигнатуры. Теперь его звали Аркадий Нестеров, благополучный гражданин, монтажник аппаратуры высоких энергий, неженат, полицией не привлекался… Выполнив свою задачу, кристалл распался в невесомую пыль.
Воспользовавшись временной передышкой, Эрик зашагал к ждавшему его тремя этажами выше кару. Кар, зарегистрированный на гражданина Нестерова, должен был отвезти его на квартиру, где Эрик смог бы отсидеться, подлатать пошедшую вразнос аугметику и подготовиться к встрече с другими оперативниками Братства.

Район здесь был дешёвым, окраинным, и автоматизации почти никакой не имелось — касалась она разве что оплаты парковки. Не было даже лифта — за своими транспортными средствами клиенты, как и Эрик сейчас, ходили на своих двоих. Он поднимался по грязной, заплёванной и закиданной пустыми автоинжекторами из-под «льда» лестнице. Стены представляли собой шедевр наскальной живописи, но Эрику сейчас было не до них — сбитые с толку импульсом дисраптора наноботы в его теле вновь решили порадовать его абстрактными картинками, тошнота от которых только усилилась. Превозмогая накатывающие волны слабости, Эрик поднялся на третий уровень.

Кар, весёлой канареечной раскраски (взгляд на которую отозвался очередным импульсом боли в висках и тошнотой), стоял в самом конце ряда из десяти аппаратов. Помимо застывших в молчаливом ожидании машин, стоянка была пустынна — жители этого района в позднее время редко рисковали куда-то выбираться. Криминогенная обстановка была не то чтобы удручающей — полисы всё же знали своё дело — но всегда был риск нарваться на группу фанатиков-пуристов, которые весьма сурово обходились с любым, у кого обнаруживали импланты. Но сегодня это безлюдье было Эрику даже на руку — меньше свидетелей, меньше подозрений и меньше вопросов.
Стараясь не обращать внимания на пестроту окраски, Эрик… то есть Аркадий Нестеров, прикоснулся к сенсору на ручке двери кара. Машина считала его биометрические параметры и данные иденти-чипа, опознала владельца и подняла дверь. Эрик с облегчением плюхнулся на довольно жёсткое кресло — последние пару минут ему очень, очень хотелось присесть. Ноги подкашивались — похоже, импульс задел и кардиоводитель, с давлением было явно что-то не в порядке. — Бывало и хуже… — пробормотал Эрик, критически оценив своё состояние, и завёл двигатель. Тут же раздался мерзкий писк — аккумулятор кара явно нуждался в замене. Сморщившись, Эрик собрался тронуться…
И вот тут его скрутило по-настоящему.
Импульс дисраптора действовал не одномоментно — попав в аугметические нано-цепи, он продолжал «гулять» по ним ещё несколько часов. По сути, он представлял собой разновидность компьютерного вируса, внедряющегося в имеющиеся у жертвы импланты и вызывающего сбои в программах наноботов. Через шесть-восемь часов он распадался сам, до этого его можно было нейтрализовать другим вирусом, своеобразным программным антидотом. Но для этого нужно было добраться до квартиры…
А Эрик сделать этого сейчас не мог. Его как будто опустили в кипяток — нервная система горела огнём, он ощущал, казалось, каждое окончание, омываемое волнами боли. Голова раскалывалась, персонком отчаянно сигнализировал хозяину о множественных сбоях в различных цепях и модулях. Сердце бешено колотилось, потерявший связь с мозгом медблок вошёл в аварийный режим.
Эрик вслепую нашарил ручку аварийного открытия двери (она показалась ему невероятно горячей) и вывалился из кара прямо на грязный пол. Сжав голову руками, он попытался на пределе сил «достучаться» до модуля первой помощи, но тот не откликнулся — связи между различными частями его кибер-начинки были, похоже, основательно нарушены кошмарным вирусом дисраптора. Это явно была какая-то новая модификация… имевшиеся у Эрика антивирусные модули обезвредить его были не в состоянии.
Он почувствовал, что начинает терять сознание. Мысли смешались в какую-то безумную кашу, всё, что он смог сделать — отползти куда-то в угол и последним усилием наглухо заблокировать все каналы связи, чтобы ни единым импульсом случайно не выдать себя. А дальше надо…
Но дальше он ничего не успел. Измученный мозг просто отключил сознание, перебросив все ресурсы организма на поддержание жизнедеятельности. Комп, перешедший в аварийный режим, также сосредоточился на сохранении жизни носителя, борьбу с угрозой оставив для помощи извне. Вирус дисраптора не убивал, лишь выводил из строя — но без квалифицированной помощи человек мог остаться инвалидом. А помощи сейчас ждать было неоткуда… Именно с этой мыслью Эрик провалился в тёмный коридор беспамятства.

Поделиться в:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.