Терра – окрестности Плутона. Неожиданное письмо.

Около четырёх часов ночи по единому времени Системы главу Департамента Дальней Разведки, госпожу Катарину Иванову, разбудили.
На компьютер её квартиры поступило сообщение с маркером “экстренное, без отлагательств”, от источника с наивысшим приоритетом.

Дисциплинированный ИИ, повинуясь заложенным в него инструкциям, включил зуммер будильника, наполнивший спальню Катарины достаточно противным, прерывистым, жужжаще-звенящим звуком. Но это не возымело должного воздействия – сон главы департамента, после утомительного многочасового совещания по поводу распределения финансов, был крепок.

Тогда комп задействовал процедуру экстренного пробуждения. Установив связь с персонкомом Катарины, он передал инструкцию на пробуждение хозяйки. Персонком попытался было отклонить запрос, мотивируя это усталостью носителя, но приоритет сообщения был слишком высок, а заданные носителем инструкции ясно говорили, что делать в таком случае. И кибер-компаньон запустил мягкую нейростимуляцию, выводя владелицу из сна.

Катарина просыпалась с неохотой, уставший организм требовал отдыха. Но её нейроимплант продолжал выполнение программы пробуждения, встроенный в организм медблок впрыскивал в кровоток точно отмеренные дозы стимулирующих, подпитывающих и очищающих химических коктейлей, и она проснулась.

– Да выруби ты эту гадость наконец! Не сплю я уже, не сплю… – хриплым со сна голосом проговорила она. – Точное время?

– Четыре часа тридцать две минуты – отозвался комп, дисциплинированно выключив будильник. – Прошу прощения за беспокойство в такой ранний час, но вам сообщение с приоритетом “вне категорий”. Источник – станция наблюдения Плутон-4. Сообщение текстовое, пакет данных зашифрован актуальной кодовой последовательностью. Показать?

Катарина лежала с закрытыми глазами, всё ещё не желая покидать блаженное расслабленное состояние.

– Кому я в такое время пона… ЧТО???

– Повторяю, срочное сообщение от диспетчера Дальней Разведки. Код “вне категорий”. Желаете посмотреть?

Она резко села. Весь сон как рукой сняло.

– Передай на персонком! Все внешние линии связи отключить до отменяющего приказа.

Искусственный разум выполнил команду, передав пакет данных на нейроимплант хозяйки. Катарина мысленным усилием включилась в пространство дополненной реальности, вызвав на стену виртуальный экран.
На нём проступил текст

“Госпожа Иванова. В соответствии с протоколом контакта 07-12 информирую Вас, что десять минут назад станция “Плутон-4″ обнаружила в зоне радарной и визуальной доступности объект искусственного происхождения. Объект появился внезапно из ниоткуда. Сканирование показывает, что он не принадлежит ни к одному из известных образцов человеческих технологий, однако внешняя архитектура позволяет с достаточной степенью достоверности судить, что он спроектирован человеком. Объект неподвижен и не проявляет никаких действий, вися на расстоянии пятисот километров от станции. В соответствии с активировавшимися после появления объекта специальными директивами процедуры Первого Контакта, отправляю Вам это сообщение и жду инструкций как можно скорее. Оператор Йенс Лин”

– Это всё?- нервно спросила Катарина.

– Да, пакет данных содержал только этот файл.

Глупо было спрашивать, ведь она сама когда-то писала эти протоколы. Давным-давно…

Она заметалась по комнате в поисках одежды. ПК мягко намекнул, что в квартире имеется обширный гардероб, и Катарина в сердцах помянула Бездну и собственную забывчивость.

Через три минуты, одетая, наскоро ополоснувшаяся ионным душем и подкрепившаяся питательной капсулой, она уже мчалась на лифте на крышу здания Департамента, в котором находилась и её квартира. Там, в полутора километрах над поверхностью Терры, в глубинах одного из заброшенных уровней, исключенного из системы Контроля, стояла её личная, купленная за безумные деньги и тайком смонтированная установка прокола пространства, образец наиболее продвинутой экспериментальной технологии Солнечной системы. Технология стала развитием той, давней, позволившей закрыть пространственную прореху. И дать ЕМУ билет в один конец… Таких устройств было создано всего три – и третье был у Катарины.

Установки эти потребляли бездну энергии, но Катарина обладала абсолютными полномочиями в рамках своей организации, и могла не беспокоиться о таких мелочах. Гигаватт туда, гигаватт сюда… Установка позволяла совершить прыжок в любую точку Системы, а компактный приводной маяк, носимый на поясе, обеспечивал наведение и связь с модулем прыжка. Таким образом пользователь мог, активировав маяк, вернуться в исходную точку.

Через несколько минут она уже стояла перед невзрачной дверью с криво намалёванным на ней символом каски и чьей-то надписью от руки “опасность обрушения конструкций”. Тщательно скрытые сканеры провели первичную проверку объекта, и через миг Катарину окутало страж-облако. Наномодули проверяли её по двум с лишним сотням различных параметров, сверяя полученные значения с эталоном в базе данных. Наконец коллективный псевдо-разум нанороя удовлетворился полученной информацией, и облако втянулось обратно в стену. дверь открылась.

Лаборатория встретила её пустотой, молчанием и стерильной чистотой – киберуборщики, оставленные ею, знали своё дело. В небольшой комнатке не было ничего, кроме стола со стулом, стоящего на столе терминала кухонного комбайна и собственно модуля прыжка, выглядевшего практически как стандартная уличная кабина секьюр-видеофона. На ходу включаясь в пространство дополненной реальности, Катарина присела и запустила тестирование всех систем, принимая отчёты о состоянии оборудования.

Последний раз она пользовалась установкой прокола пространства почти год назад, совершив прыжок на Ганимед и обратно. Там обнаружили капсулу, сброшенную, очевидно, одним из уничтоженных кораблей флота вторжения Корпорации. Содержимое её немедленно засекретили, и даже всё влияние Ивановой не смогло приблизить её к разгадке этой тайны. Тогда Катарина отправилась на Ганимед сама, взломала защиту хранилища артефакта, проникла туда и добралась до капсулы, в которой оказались кое-какие полезные зашифрованные сведения касательно местонахождения принадлежавших Корпорации запасов редкоземельных металлов. Кэт взломала шифр (чего ещё не успели сделать те, кто нашёл капсулу) и стёрла эти данные с носителя, имитировав фатальное повреждение информации, а хранилище металлов стало хорошим источником финансов – она торговала ими через фейковые, но надёжные аккаунты на всесистемной бирже.

Аппаратура тем временем закончила самотестирование, отрапортовав о стопроцентной готовности к работе. Катарина задумчиво поглядела на комбайн, решая, не выпить ли кофе, и решила, что не стоит – нет времени.

Персонком, предугадывая желания хозяйки, уже нашёл в памяти точный пространственный адрес станции “Плутон-4” и её трёхмерную схему. Катарина передала данные на вычислитель установки прыжка, задав в качестве точки выхода центр зала управления – собственно, эта точка и проектировалась когда-то именно как место для выхода, с заделом на будущее.

Очень долго – почти две минуты – компьютер вычислял пространственные координаты точки выхода, с учётом положения станции относительно Терры, движения и вращения планет и великого множества других параметров. Ошибка в расчётах могла привести к фатальным последствиям – установка “материализовала” бы пассажира внутри переборки, или в недрах реактора, или вообще в открытом космосе. В расчётах использовалась невероятно сложная математика и огромные вычислительные мощности – этим, в частности, обуславливалась редкость и дороговизна технологии.

Наконец, основные вычисления были окончены, компьютер подготовил массив координат прыжка для промежутка в следующие десять минут.
Катарина вошла в кабину прыжка, плотно закрыла за собой сдвигающуюся дверцу. Её ощутимо потряхивало… медблок выдал предупреждения о повышенном артериальном давлении и пульсе, одновременно впрыскивая в кровь успокаивающие средства. Стало легче, и Катарина скомандовала:

– Начать прыжок!

Белый свет кабины сменился тьмой, раздался хлопок. Катарина на миг испытала труднопередаваемое ощущение – будто её одновременно растягивают в тонкую струну и сжимают в плотный комок материи. Затем чувство прошло, сменившись жаром, затем холодом и отсутствием опоры под ногами. Вспышка, россыпь “звёздочек” перед глазами – и вот чувствительный удар по подошвам провозгласил, что переход завершился успешно.

Катарина помотала головой, стоя с закрытыми глазами. Судорожно втянула воздух – сухой, кондиционированный, много раз пропущенный через фильтры воздух космической станции. Она открыла глаза.

Её взору открылась панорама центрального зала управления – круглое помещение, по периметру которого стояли три ложемента операторов. Всю стену и потолок занимал огромный панорамный экран, казалось, что наблюдатель стоит прямо в открытом космосе. Если бы не непрозрачный пол, впечатление было бы полным. Она уже бывала здесь – собственно, архитектура станций была её проектом – поэтому открывшийся пейзаж не вызвал обычного для новичков головокружения от звёздных просторов.

Локальная сеть вириала отправила неожиданному посетителю запрос на авторизацию и, получив в ответ все необходимые ключи, включила её в вириальное пространство станции. Катарина сошла с постамента приёмника системы прыжка и прошла к ближайшему пустому ложементу – штатно всегда дежурил один наблюдатель, двое отдыхали в каютах. По пути она получила отчёт о статусе систем станции и связалась с дежурным оператором Лином, занимавшим соседний ложемент.

– Докладывайте. – отправила она мысленное сообщение в сеть.

Поделиться в:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.