Кэт. Первое знакомство.

Заседание редколлегии вышло бурным. Даже вечно нелюдимый Юра, предпочитавший общаться с коллегами в текстовом режиме, в этот раз вышел на видеосвязь, что было редким событием.

Невеликий коллектив “Третьего пространства” весь вечер обсуждал тему для завтрашней передовицы. Юра яростно отстаивал материал о коррупции в хваленом Кибер-Корпусе, Рихард предлагал видеолог своего похода в Трущобы, а Кэт, пытаясь переорать мужчин, проталкивала подготовленную ночью статью о первом вириальном жертвоприношении в культе линкеров. Побороться стоило: попадание в главный блок журнала означало двойной гонорар.

В конце концов главред решил, что жертвоприношение – это топ, а коррупцию можно пустить вторым материалом. Другие участники беседы поворчали, но смирились – слово редактора было законом. Кэт скинула ему сверстанную статью и, кинув взгляд победителя на коллег, с чувством выполненного долга отправилась домой, она в этот раз заявилась в офис главреда лично.

Полученное по пути на паркинг извещение о пополнении счета приятно грело сердце. Теперь на ремонт кондиционера кара точно хватит, без кондея в машине было плохо: в агломерации стояло лето, и на улице царила жара, а кар просто превращался в раскаленную консервную банку на солнце. Да и аккумулятору нагрев вредил.

Парковка офисного центра приятно радовала благоустроенностью, отлично отлаженный тихий лифт отнес ее на третий минус-уровень, где девушку ждал ее старенький кар. Выйдя из лифта, она кивнула охраннику, сидящему за стойкой службы безопасности. Лицо парня было полускрыто фирменным шлемом, из-под темного щитка которого выбивался свет: данные с камер транслировались прямо на встроенный экран, и сейчас охранник, кажется, осматривал вверенные ему владения. Не поворачивая головы, он ответно кивнул Кэт и продолжил наблюдение.

Она нашла в длинном ряду машин свою, пробежала пальцами по браслету на левой руке, вызывая голоэкран, и включила дистанционное открытие дверей. На расстоянии двух метров охранная система кара разблокировала автомобиль, среагировав на украшение хозяйки со встроенным модулем идентификации. Кэт плюхнулась в кресло и позволила себе немного посидеть, расслабившись: расследование дел культа линкеров заняло у нее два дня и кучу сил. Не спала она примерно столько же.

Надо было ехать, дома ждала мягкая кроватка с набором релаксирующих программ. Она мазнула пальцем по сенсору запуска мотора, откуда-то из недр силовой установки раздался короткий треск, и развернувшийся на лобовом стекле проекционный экран сообщил, что аппарат готов к движению. Можно было включить автопилот, но Катерина не очень доверяла встроенному в машины этой модели автонавигатору от Microsoft, которое, бывало, заводило пользователей едва ли не в неведомые дебри Трущоб. Слава Единому, в блок управления можно было прошить альтернативный софт, и хотя бы обычную навигацию ей поставили нормальную. Но модуль автопилота входил в ядро системы, и его замена, увы, привела бы к несовпадению контрольных сумм и блокировке машины. Бездна бы побрала этих поборников копирайта, в который раз подумала девушка, так бы можно было поспать по дороге.

Она выехала из паркинга и встроилась в поток. Солнце уже скрылось, и ей (ура!) было не очень жарко, даже с закрытыми окнами. Основной вал машин в сторону жилых зон уже спал, работники из офисных центров давно разъехались, и она преодолела дорогу до своего жилого комплекса быстро, за полтора часа.

Здесь, конечно, все было не так хорошо. Малоухоженный спальный район редко посещался коммунальными службами и полицией, да и паркинг комплекса давно уже стал прибежищем наркоманов и прочих асоциалов. Фасад человеческого улья, одного из многих, поднявшихся над районом на сорок три уровня вверх и зарывшегося в кору планеты на двадцать восемь, давненько не чистился, да и ремонта не было уже лет пять. Ну хоть улицы были относительно чистыми, и на том спасибо.

Ночь, как всегда, сопровождалась малолюдностью, прохожих Кэт на подъезде к дому почти не видела. Машин на трассе тоже было немного. Народ здесь неохотно покидал жилье по ночам, опасаясь молодчиков из Бригад Чистоты и расплодившихся в последние годы наркоманов. “Ледяной” торчок в состоянии ломки был способен на многое.

Девушка постаралась быстрее проскочить темный проезд к парковке. Из темноты вполне мог прилететь булыжник или бутылка с горючей смесью, таки случаи уже бывали, правда, не с ней. Виновников не находили, камеры тут давно не работали – толстый магистральный кабель, по которому районная система слежения должна связываться с конечными устройствами на местах, давно срезали наркоманы, сдавшие его скупщикам в обмен на несколько доз “льда”.

Обошлось. На более-менее освещенной территории паркинга ей стало немного спокойнее, и Кэт принялась искать удобное место для стоянки. Дико хотелась спать.

К счастью, ярусы парковки были заполнены не сильно, и она нашла удачный просвет в цепочке машин на третьем уровне, рядом с забавным каром немыслимого канареечного цвета. Удобно, и до лифта на минус-уровни жилого комплекса недалеко. Почти на “автомате” она совершила нехитрый маневр парковки задом. Кар почти встал на место, когда парктроник внезапно истошно запищал.

Кэт ударила по тормозу и бросила взгляд на окошко с картинкой камеры заднего вида, появившееся на лобовом стекле. Там виднелось что-то, похожее на мешок… или лежащего человека?

– Ого… Надо больше спать. Что там такое…

Девушка перевела селектор режимов в “паркинг” и вышла из машины – оглядеть неожиданное препятствие. Усталый взгляд обнаружил приткнувшееся к изрисованной стене человеческое тело, на которое и среагировал парктроник.

– Гребаные нарки…

Надо было сообщить в полицию или медслужбу, чтобы увезли невменяемого. А может, он и помер уже, передознулся, например.

Кэт подошла поближе и присела на корточки. Перед ней на пыльном полу лежал скорчившийся в позе эмбриона мужчина, в на удивление хорошей для “ледышки” одежде. Она огляделась, но автоинжектора поблизости не увидела. Характерного запаха, издаваемого обильно потеющими наркоманами после приема любимой дури, она тоже не ощущала.

Девушка осторожно тронула парня.

– Эй, ты живой?

Собственный голос в безлюдном пространстве паркинга показался неожиданно громким.

Ответа не последовало. Но она уже увидела, что грудь мужчины неровно вздымалась, а конечности временами мелко подрагивали -в неровном свете изношенных потолочных люмосфер сразу не заметила. Как минимум, еще жив.

Кэт аккуратно пощупала его лоб – горячий! Совершенно нетипично для передоза “льдом”… Неужели на рынок выбросили новую дурь? Возможно, это материал для сюжета… А возможно, и не только.

Она произвела ряд манипуляций с браслетом, запустив режим чтения личных данных, и провела рукой над скорчившимся незнакомцем.

А вот это уже куда интереснее… Связь не устанавливалась. Обычно базовый слой персональных данных – имя, возраст – оставался открытым для всех, а вот дополнительная информация была доступна только полиции и другим, имеющим такое право. Но тут Кэт не смогла даже соединиться с иденти-чипом парня. Тот работал, но активно отвергал подключения по всем известным ей протоколам, включая, казалось бы, безотказный режим SOS. Гражданские модели чипов так не умели.

– И кто у нас тут, интересно… – пробормотала она, думая, что делать дальше. Полиция? Медики? Похоже, перед ней не простой горожанин…

Губы мужчины внезапно зашевелились, но еле слышного шепота она разобрать не смогла. Бредит… Тьма, а если это инфекция, а тип сбежал из карантина МедТех? Впрочем, если так, она тоже уже заражена.

Решение пришло быстро. Кэт вызвала интерфейс связи и набрала номер из группы “Экстренные”.

Абонент долго не отвечал. Почти полторы минуты она слушала зуммер установления соединения, наблюдая фоновую пульсацию на голоэкране. Наконец, когда она уже собралась жать на “отбой”, на том конце ответили.
Картинки не появилось – абонент предпочел не включать видеосвязь, и беседовать пришлось с безликим ромбом логотипа Инфолинка.

– Ты время видела? – прозвучал через встроенные в ушные раковины микродинамики сонный голос.

– Я тоже рада тебя слышать, Игорь. – съязвила девушка, но тут же перешла на извиняющийся тон. – Прости, что так поздно, но тут такое дело… Возможно, это по твоей части.

Она вкратце обрисовала ситуацию, использовав несколько кодовых фраз, знакомых и мужчине на том конце линии. Игорь некоторое время думал.

– Ясно… А жар? Давно начался?

– Не знаю, час, может, два назад… И дрожь временами по всему телу.

Голос утратил остатки сонливости, став деловым и собранным.

– Давай живо ко мне, на старую квартиру, я уже еду. Держись, все нормально будет.

– Поняла, скоро приеду.

Собеседник отключился. Кэт вздохнула, примерилась и потащила парня к задней двери своего кара.

– Ну ты и шкаф!.. – пропыхтела она, вынужденная бесцеремонно волочь его за ноги. Ботинки дорогие, отметила журналистка краем мысли.

Самым сложным оказалось запихнуть нежданного пассажира внутрь, безвольное тело было почти неподъемным для ее хрупкой комплекции. Но в несколько приемов ей все же удалось кое-как разместить его на заднем диване, после чего Кэт, распрощавшись с надеждой поспать, отправилась на встречу с Игорем.

Поделиться в:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.