Ретроспектива 1. Утро.

Тишину тамбура разорвала громкая трель блокирующего устройства, возвещающая о том, что доступ открыт. Могучие магнитные захваты щёлкнули, открывая выход.
Он толкнул тяжёлую металлическую дверь, которая поддалась нехотя, скрежещя давно несмазанными петлями, и медленно отворилась, впустив в тамбур поток ледяного воздуха.
За дверью стоял холод и мрак, но выбора не было — долг превыше всего, и нужно было идти. Он шагнул в холодную тьму.
Лицо тут же обожгло ледяным воздухом, студящим дыхание и заставляющим слезиться глаза. Слезы быстро замерзали, превращаясь в хрупкие ледышки. Прикрыв рот рукой в толстой варежке, он быстро, совершая резкие движения, чтобы не замёрзнуть, пошёл вперёд. Под ногами хрустел снег, местами ветер отнёс его в сторону, обнажая ледяные проплешины, на которых приходилось вести себя особенно осторожно — на местном льду не держали даже усиленные подошвы арктических ботинок. Беспощадный ветер кидал в лицо хлопья снега и обдавал пронизывающим холодом, проникающим даже под слои одежды и термоизолирующую подкладку. Уличные фонари едва освещали пространство, и приходилось напрягать и так слезящиеся от холода и ветра глаза, чтобы не сбиться с пути.
Внезапно откуда-то вынырнула человекоподобная фигура, совсем рядом. Замутненный стужей взгляд готов был принять ее за ледяного демона — но потом, приглядевшись, в ней удалось распознать другого бедолагу, который шёл навстречу, спеша в благословенное тепло и комфорт. Обменявшись невнятными приветствиями, каждый продолжил свой путь.
И вот — первая преграда на пути, и она же, по счастью, последняя: транспортная магистраль, по которой даже в такой лютый холод продолжали сновать пассажирские и грузовые транспортеры. В данный момент он очень завидовал тем, кто в их кабинах и салонах — им хорошо, тепло и не нужно продираться сквозь снег и пробивающий любую одежду мороз! Но ничего…
Сквозь снегопад он разглядел ритмичное мигание — синий-желтый, синий-желтый, таким сигналом обозначались зоны пешего перехода магистрали. Сигнальные фонари размещались на вершине прочного шеста, специально созданного, чтобы выдерживать запредельные холода и ветра. Ниже, на уровне человеческой груди, инженеры поместили единственную клавишу, которая и была немедленно нажата.
Автоматика, контролирующая транспортный поток, получила запрос на открытие зоны пешеходного перехода, но пришось ждать ещё две долгих минуты, прежде чем компьютер решит, что пора останавливать трафик и дать человеку пройти. Наконец, когда у него уже начали коченеть пальцы рук и ног, мощный свет красного запрещающего фонаря на другой стороне магистрали сменился благословенным зелёным, поток машин остановился, и он скорее пошёл вперёд.
На другой стороне было плохо. За ночь намело огромные сугробы, и он медленно, проклиная всех демонов Бездны и призывая их же на голову сервисных служб, явно забывших о своих обязанностях, побрел к открытой стоянке.
Слава богам, хотя бы она была расчищена! Нащупывая заранее засунутый прямо в варежку аутентификационный брелок, он устремился к своему транспортеру, успевшему превратиться в небольшой сугроб. Нажатая кнопка на брелке спровоцировала радостный трехкратный свист и приветственное мигание габаритных огней — машина разблокировалась и ждала хозяина.
Он нетерпеливо дёрнул на себя ручку двери, распахнув её и попутно вызвав небольшой снегопад. С облегчением упал в кресло — конечно, транспортёр за ночь совершенно вымерз, но это ненадолго… Он коснулся брелком руны запуска, и двигатель послушно заурчал. Теперь оставалось потерпеть ещё лишь пару минут… И вот, наконец, салон наполнило благословенное тепло вышедшего на рабочую температуру отопителя.

Поделиться в:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.